Главная » Мир » Новости

"Султанат" Реджепа Эрдогана: как изменится Турция после референдума
18.04.2017

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган выиграл у себя в стране референдум за расширение своих полномочий и превращении страны в президентскую республику с неограниченной властью президента. Многие уже прощаются в этой стране с демократией, а первый вопрос,

В Турции прошел инициированный президентом Эрдоганом референдум по расширению его полномочий и превращении таким образом Турции из парламентской в президентскую республику. В новой турецкой реальности должность премьер-министра упраздняется, президент сможет лично выбирать министров в правительство и распускать парламент. Кроме этого, теперь первое лицо страны имеет право объявлять чрезвычайное положение и назначать половину состава судей Конституционного суда, издавать указы, имеющие силу закона. Это самые радикальные изменения в турецкой политике со времен превращения страны в республику в 1917, то есть ровно сто лет назад.

Участницы демонстрации держат портреты основателя республики Мустафы Кемаля Ататюрка (фото — ЕРА).

По данным провластных информационных агентств, уже подсчитано 100% бюллетеней с учетом зарубежных участков. Оппозиция заявляет, что это не так, но власть уже празднует победу. Глава ЦИК Турции Сади Гювен объявил, что "за" переход к полной власти президента проголосовало 51,4% населения, или 25 млн 150 тыс. голосов избирателей. Против высказались 48,6% или 23 миллиона 900 тыс граждан Турции.

"Референдум показал, что общество расколото поровну. 51% — это на самом деле очень мало, учитывая, сколько Эрдоган вложил денег, информационных и административных ресурсов и внешнеполитических авантюр в это голосование на протяжении последних 12 лет", — соглашается журналист-международник Илия Куса.

Оппозиция тем временем обвиняет власть в фальсификации, так как ЦИК приняла решение считать более двух с половиной миллионов бюллетеней, на которых не было штампов участковых избирательных комиссий. И это несмотря на то, что турецкое избирательное законодательство четко запрещает такую процедуру. Еще 800 тыс. были признаны недействительными.

Все три больших города — Стамбул, Измир и Анкара — проголосовали "против" предлагаемых изменений в конституцию, вместе с западными областями у Эгейского моря и курдским юго-востоком страны, но судьбу Турции решили ее граждане, живущие за рубежом, а также черноморские (северные) и анатолийские (центральные) провинции, где сильны позиции пропрезидентской "Партии Справедливости и Развития".

Как голосовали граждане Турции за границей. Против высказались также турки, живущие в ОАЭ, Бахрейне и Катаре.

Первая реакция ОБСЕ была резко негативной. Наблюдатели отметили, что референдум проходил в условиях, далеких от стандартов Совета Европы, оппозиции практически не давали агитировать, в то же время для провластной агитации были созданы все возможности. ЦИК во время подсчета голосов "позволила учитывать непроштампованные бюллетени и таким образом поставила под сомнение результаты" народного волеизъявления.

Референдум в Турции: сторонники и противники

Те, кто поддерживает власть Эрдогана, говорят, что референдум был нужен, чтобы сделать страну более безопасной и современной, устранить шаткое коалиционное правительство.

"Новая форма правления будет напоминать существующие политические системы во Франции и США. Она принесет стабильность в неспокойные времена, связанные с активностью курдских повстанцев, джихадистских угроз и конфликтом в соседней Сирии, из-за которого в страну прибыли сотни тысяч беженцев", — уверен президент Турции.

Но оппозиция, и так страдающая от постоянных притеснений, арестов и увольнений, опасается еще большего роста авторитаризма со стороны Эрдогана. После провала июльского путча в 2016 году, десятки тысяч людей были уволены, тысячи из них — брошены в тюрьмы. Были закрыты десятки СМИ, школ и других учреждений, которых обвиняли в поддержке "Рабочей Партии Курдистана" или движения "Хизмет" живущего в изгнании проповедника Фетхуллы Гюлена.

В прокурдской Демократической партии народов, как передает агентство Reuters, заявили, что при подсчете голосов имели место манипуляции "3-4-процентными пунктами".

"Преследование лидеров партии со стороны властей и чрезвычайное положение, в условиях которого проходил референдум, бросают тень на легитимность голосования. Мы намерены оспаривать до 60% голосов", — подчеркнули в партии.

"Мы сажаем 80 млн человек в автобус без тормозов. Верховная власть Эрдогана — угроза всей стране", — заявил лидер турецкой оппозиции Кемаль Кылычдароглу.

Турция и Европейский Союз: "горький минимум" евроинтеграции

В последнее время отношения Турции с соседями совсем разладились, и Анкара оказалась в относительной изоляции от внешнего мира. Частично на этом зиждется теория заговора от власти о том, что "страна окружена врагами" и референдум нужен, чтобы вернуть себе "былое могущество". Но особенно острой вышла перепалка с Европейским Союзом.

Она началась не сегодня, а еще за год до проведения референдума, в 2016 г., в разгар миграционного кризиса в Европе, когда Турция стала транзитной страной для миллионов человек, бегущих в Европу от войн в Сирии и Ираке. В марте 2016 года ЕС и Турция, тогда еще кандидат на членство, подписали договор. По его условиям, Турция препятствует переходу беженцев с ее территории в соседние Балканы и Грецию (и забирает оттуда уже перебравшихся), а взамен ЕС по ускоренной процедуре рассматривает визовую либерализацию для Турции и дарует Анкаре вступление в Евросоюз.

Но "не так сталося, як гадалося". Вскоре Эрдоган стал использовать кризис мигрантов для шантажа Евросоюза, а менять законодательство в сфере борьбы с терроризмом, заточенное под придушение вооруженных мятежей курдов в Турции и Сирии и вовсе отказался — это грозило падением рейтингов.

Окончательно мечты об евроинтеграции разбились уже в этом году, когда несколько стран (Германия, Нидерланды, Швейцария, Австрия и т.д.) запретили турецким политикам выступать перед живущими в этих странах согражданами с агитацией перед референдумом. Эрдоган сравнил Европу с "нацистами" и пообещал "завалить Европу беженцами", отказавшись от ранее заключенной сделки.

Выступая по телевидению после проведения референдума в воскресенье вечером, Эрдоган объявил, что среди первых его шагов будет "рассмотрение возможности возвращения смертной казни". Европейские политики не раз заявляли, что принятие такого решения автоматически дисквалифицирует Анкару как возможного члена Союза.

Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, такой шаг "никоим образом не совместим" с членством в ЕС. Другие чиновники сказали, что это будет означать немедленное прекращение переговоров о вступлении.

"Мы обеспокоены тем, что Эрдоган просто идет к тому, чтобы [страной] в основном правил один человек", — сказал один западный дипломат.

"Результаты референдума 16 апреля 2017 в Турции точно отрицательно скажутся на отношениях Анкары с европейскими столицами. Превращение Турции в президентскую республику с большой вероятностью может стать еще одной вехой во взаимном отчуждении ЕС и Турции", — считает аналитик Института международной политики Николай Белесков.

По итогам волеизъявления народа, Эрдоган останется в кресле президента до 2029 года. Мы решили опросить экспертов насчет того, как изменится политика Турции в новых обстоятельствах.

Турция, Крым и Украина: Виктор Константинов, доцент института международных отношений КНУ имени Тараса Шевченко

Украина и Крым, к сожалению — очень второстепенные вопросы для Турции. Впрочем, учитывая второстепенность самой Украины и, тем более, крымских татар, этого пока хватало. Активность в поддержке Украины при сохранении текущего положения дел не должна уменьшиться. Единственный негативный для нас сценарий — оппозиция не смирится с результатом и выведет людей на улицы. С учетом положения в курдских районах и раздрая в армии, это может стать серьезным испытанием для правительства. Кроме того, есть некоторая оппозиция к Эрдогану и в АКП ("Партия Справедливости и Развития" — ред.), и в случае массовых выступлений в партии тоже может начаться острая фаза борьбы за лидерство. При таком раскладе почти вся внешняя политика — кроме Сирии и США — отойдет на третий план.

Турция и Ближний Восток: Илия Куса, журналист-международник, аналитик политики Ближнего Востока

Безусловно, мы можем ожидать, что Турция снова ввяжется в региональные конфликты. Во-первых, теперь Эрдогана ничего не сдерживает — ни парламент, ни суды, ни оппозиция. Он может сам формировать повестку дня, в том числе внешнеполитическую. Я думаю, его риторика станет еще более агрессивной по отношению к соседям. В Ираке он будет пытаться "протолкнуть" протурецких политиков и военачальников в пост-военную администрацию в Мосуле. Также усилит давление на иракских курдов с помощью перекрытия нефтепровода через порт Джейхан; на сирийских — с помощью какой-нибудь новой "операции" на севере Сирии, возможно, в районе города Африн.

Использовать внешнюю политику для мобилизации электората и решения внутриполитических проблем — это распространенная и давняя технология. Эрдоган ее очень умело использует, как во время конфликта с Нидерландами, во время операции "Щит Евфрата" в Сирии, во время конфликта с Багдадом на севере Мосула и т.д.

Война в Сирии и в Ираке — это идеальные полигоны для дальнейшего формирования "образа врагов" для своих сторонников и запугивания населения для закрепления идеи "безальтернативности" Эрдогана как лидера нации.

Турция Vs США и НАТО: Николай Белесков, аналитик Института международной политики

Турецко-американские отношения менее однозначны, чем отношения Анкары с ЕС, поэтому они менее прогнозируемы. Пресс-секретарь Государственного департамента Марк Тонер четко заявил, что США подождут окончательного доклада ОБСЕ / БДИПЧ (Бюро демократических институтов и прав человека — ред.) относительно демократичности проведения воскресного референдума перед тем, как делать однозначные выводы.

Но даже если доклад ОБСЕ / БДИПЧ и зафиксирует неоспоримые нарушения процедур и демократических стандартов, то это, скорее всего, не скажется на отношении официального Вашингтона к Турции.

Следует понимать, что растущие авторитарные тенденции в Турции последних лет не были основной причиной напряженности в турецко-американских отношениях. В первую очередь, противоречия были вызваны растущими региональными амбициями Анкары вместе с желанием Эрдогана проводить все более независимую внешнюю политику. Отличалось у двух столиц и видение по ряду важных региональных вопросов, прежде всего войны в Сирии.

Оценка того, какую роль Турция может играть в региональной стратегии США будет превалировать над ценностями в двусторонних отношениях.

Как бы дальше ни развивались события, мы должны принять эту новую Турцию. Вряд ли в стране в обозримом будущем воцарится покой, можно ожидать новых, еще более сильных протестов, которые будут подавлены силой, нельзя исключать и новых терактов в разных городах страны, несмотря на продленный еще на 3 месяца режим чрезвычайного положения. Не будут сидеть сложа руки и курдские силы. Турция повернулась лицом к исламизму и консерватизму, и только время покажет, что она нашла на этом трудном пути.


Источник: delo.ua Версия для печати




Комментарии
 
Ваш комментарий
 Имя   Город
  до 500 символов
 

 
Еще новости

  • О чем говорили на Генасамблее ООН: уничтожение Северной Кореи, пингвины, климат и беженцы
  • Керри: Популизм растет там, где люди видят, что их будущее крадут политики
  • Керри: Популизм растет там, где люди видят, что их будущее крадут политики
  • Харви и Ирма: во сколько может обойтись Штатам сезон ураганов
  • Жизнь после СССР. Опыт реформ Польши
  • Парламентские выборы в Германии: чего ожидать от основных партий
  • Война дипломатов: почему Россия и США постоянно сокращают дипмиссии друг друга
  • Мы доведем войну в Афганистане до победного конца - новая стратегия Трампа
  • Каталонский джихад: кто стоит за кровавым терактом в Барселоне и ее окрестностях
  • Украина, ракеты и КНДР: где правда, а где вымысел