Не приходя в сознание: о фильме "Коматозники"
23.11.2017

С 23 ноября в украинском прокате идет психологический медицинский триллер "Коматозники" - о молодых талантливых врачах, которые забавляются наукой, останавливая друг другу сердца и впадая в предсмертное беспамятство. При просмотре ленты времен

Наука вместо секса

В дебюте "Коматозников" режиссер Нильс Арден Оплев концентрирует внимание на молодом враче Кортни (Эллен Пейдж). В юности она пережила автомобильную аварию, которая оставила глубокий след в ее душе, но не на внешности. Хотя с тех пор прошло девять лет, круглолобая героиня выглядит все так же юно, как в "архивных" кадрах, и лишь глухое напряжение темных глаз выдает ее затаенное страдание.

Кортни интересует, что происходит с мозгом человека во время смерти, и вообще, что происходит после смерти — истории людей, которые видели яркий свет и прочее. Для того, чтобы самостоятельно разобраться в этом вопросе, она готовит опасный эксперимент, во время которого ей остановят сердце, а спустя некоторое время запустят его, вернув к жизни.

Правда, "готовит" — это довольно громко сказано. О ее решительных планах никто не догадывается, пока она не ставит своих коллег перед фактом — вот здесь и сейчас убить и воскресить ее. Волею авторов сценария, коллеги без особых раздумий соглашаются на опасный и плохо подготовленный эксперимент.

Нескладную Софию (Кирси Клемонс), ночами в библиотеке зубрящую названия 12 пар черепных нервов, соблазняет возможность с помощью науки упрочить профессиональное положение. Гуляка Джейми (Джеймс Нортон), пришедший на встречу, рассчитывая на секс (пожалуй, это единственный комедийный момент фильма), соглашается, чтобы развлечься. Потом к эксперименту стремительно присоединяются еще двое героев — Рэй (Диего Луна) и Марло (Нина Добрев), постоянно состязающиеся друг с другом.

А когда оказывается, что после "воскрешения" и предсмертного опыта, сопряженного с просмотром ярких "картинок", возможности мозга существенно расширяются, между "учеными" возникает своеобразное соревнование, в котором процесс клинического умирания оказывается намного важнее собственно научного результата.

Триумф инфантильности

Удивительная особенность режиссуры Нильса Ардена Оплева заключается в постоянном опровержении выводов, которые зрители могут совершить на основании представленной им на экране информации:

  • Кортни из центрального героя истории резко трансформируется в одного из равных участников драматического демократического ансамбля;
  • более чем уверенные в себе персонажи оказываются никакими еще не врачами, но лишь студентами-медиками престижного университета, завершающими обучение положенной практикой;
  • "престижность" их подготовки постоянно побивается неумением выполнять предусмотренные реанимационные мероприятия, что добавляет "Коматозникам" дешевой остроты;
  • выглядят врачи-студенты предельно молодо и свежо (несмотря на выматывающую работу), так и хочется называть их "юношами" и "девушками", однако в итоге оказывается, что всем им по 25 лет, а некоторым — и вовсе за 30.

С последним фактом свыкнуться во время просмотра, пожалуй, сложнее всего, учитывая фантастическую инфантильность героев. Главное слово в их научном лексиконе — "хрень". А итоги опасных экспериментов они предпочитают подводить, налегая на выпивку и секс и закрывая глаза на побочные эффекты погружения в смерть.

Это все равно как если бы в фильме про физиков-ядерщиков ученые, получившие смертельную дозу радиации, радовались бы по этому поводу, как дети. Хотя подобная сцена в советском кино 1960-х как раз была — в фильме "Девять дней одного года" Михаила Ромма.

Занимательное потустороннее

Коматозники

А серьезные проблемы в результате эксперимента у героев возникают — именно на них построена триллер-линия "Коматозников". Клиническая смерть открывает им путь в непознанный потусторонний мир. И этот мир начинает влиять на их повседневную жизнь не в лучшую сторону. Джейми, используя свой богатый "научный" опыт, сравнивает результат этих влияний с наркотическими галлюцинациями, которые не всегда бывают светлыми и радостными.

Стоит отметить, что потусторонние образы решены в фильме очень реалистично, минимальными изобразительными средствами и практически без использования компьютерной графики. Вместо размашистых визуальных эффектов "Коматозники" используют классическое искусство художников-постановщиков и декораторов, создавая на основе обезлюдевших мест действия образы многолетнего запустения, несущие угрозу.

Важным приемом для создания тревожащего настроения фильма является постепенное визуальное смешение повседневной и фантастической реальностей, которое материализует кошмары сознания героев. Правда, работает он не всегда. Проблемы с его использованием возникают из-за того, что экранные образы повседневности не дают достаточных точек опоры, оттолкнувшись от которых можно диагностировать патологию.

"Коматозники", построенные на постоянном опровержении зрительских ожиданий, зачастую игнорируют нормы — социальные, профессиональные — и сам здравый смысл, заменяя все китчем. В итоге, героини работают суточные смены в больнице, стуча от пациента к пациенту высокими каблуками, а Джейми карикатурно обитает на фешенебельной яхте. Паранормальное в фильме вполне можно найти, даже не вызывая клинических смертей.

Самый страшный кадр

Коматозники

Это не мешает отдельным сценам фильма быть достаточно страшными. Обескураживающий, нервирующий обман зрительских ожиданий, возведенный режиссером в культ, вполне сносно работает на создание атмосферы тревоги и неизвестности, необходимое картине.

Но в первую очередь Нильс Арден Оплев справляется с задачей "сделать страшно" с помощью специально организованных сцен, единственная и неприкрытая цель которых — испугать. В них режиссер уверенно демонстрирует свои постановочные мускулы и умение пользоваться классическими приемами, характерными для фильмов ужасов: резким монтажом, вовремя включенным визгом звукового оформления и, наоборот, вовремя выключенным освещением…

Фактически в подобных страшных сценах он борется со зрителями, ожидающими, что их сейчас будут пугать, готовящимися к этому, и все же попадающими в жанровые ловушки, расставленные для них. Вместе с тем это свидетельствует о том, что "ужасное" чувствует себя в "Коматозниках" не совсем органично.

О самом же страшном кадре фильма стоит сказать особо, чтобы морально подготовить к кошмару. Связан он будет с MacBook`ом и большим количеством воды, которая приводит компьютер в негодность. В отличие от спортивных героев, полностью восстанавливающихся после пятиминуток клинических смертей, технику никто и ничто не воскресит.


Источник: delo.ua Версия для печати




Комментарии
 
Ваш комментарий
 Имя   Город
  до 500 символов
 

 
Еще новости

  • Заменит ли искусственный интеллект топ-менеджеров?
  • Лжедиеты: разоблачение самых живучих мифов о похудении
  • Краков за один день: яркие 24 часа в Рождество
  • Главные HR-тренды 2018 года
  • Нудный: о криминальной мелодраме "Верный. Страсть и преступление"
  • Хедхантинговая компания Boyden усилила команду в Украине
  • На максимуме возможностей: о военной драме Ахтема Сеитаблаева "Киборги"
  • Наша песня хороша, начинай сначала: о триллере "Счастливый день смерти"
  • История любви на скотобойне: о венгерской драме "Тело и душа"
  • История любви на скотобойне: о венгерской драме "Тело и душа"