Главная » Мир » Новости

Капитан Америка: Как Рузвельт превратил США из аграрной страны в мирового лидера
25.03.2017

История превращения США, полуаграрной гусеницы в мировую королеву красоты и ключевого игрока международной экономики, включает в себя историю двух воин, одного экономического кризиса, личного противостояния двух очень разных президентов, а также один супе

Как только сегодня не объясняют доминирование США в сфере мировой экономики: и упадком Старого Света, и удаленностью Америки от очагов крупнейших мировых конфликтов, и богатством природных ресурсов, и даже генетикой, которая синтезировав лучшие черты всех мировых народов, дала уникальный "подвид" — человека с американской ментальностью.

Стоит признать, что в каждом из этих объяснений есть доля правды. Однако лишь постигнув все компоненты "американского пирога", можно узнать главный "кулинарный" секрет.

"Как вы собираетесь удержать их на фермах после того, как они видели Париж?"

Эти слова из популярного американского шлягера 1919 года лучше всего отражают картину, наблюдавшуюся в США после окончания Первой мировой.

Впрочем, даже не тот факт, что экономика страны была и без того подорвана чудовищными расходами на участие в чужой по сути войне, оказался не самым пугающим.

Америку тех лет сотрясали социалисты, воодушевленные примером Большевистской России, и огромная армия демобилизованных с войны, которые совсем не горели желанием возвращаться к своим посевам. Они увидели другую жизнь и мечтали о другой работе и новой жизни.

В Америке образца двадцатых годов такой жизни не было. Ведь США оставались аграрной державой, в которой не хватало места на производстве, и соответственно, в крупных городах. Количество безработных усугублялось еще и из-за наплыва бывших военных. Рабочие бастовали и грозили правительству революцией. Радикалы устраивали теракты. Уолл-стрит содрогался от взрывов и пикетов.

Как и любой президент, правящий тогда Вудро Вильсон боялся революции как огня. Но сильной руки, которая могла бы усмирить разбушевавшуюся толпу, у него не было. Равно как очевидной готовности самого американского народа к серьезным экономическим реформам.

Хотя свой цепной пес у него имелся. Генеральный прокурор Александр Палмер только за один год арестовал более 10 тыс. человек. Многих попросту депортировали из страны.

Это, конечно же, не помогло. Вильсон прозевал ключевой момент, изменивший баланс на рынке труда. Вероятно, голод и безработица заставили бы в итоге вернуться на фермы отчаявшихся ветеранов. Но этого не случилось, поскольку владельцы сельскохозяйственных угодий начали вовсю осваивать тракторы и грузовики, которые позволили в разы сократить количество работников, не жертвуя при этом производительностью труда.

Вильсон практически не занимался внутренней экономикой, положившись в решении кризиса на банкиров и финансистов. И без того обнищавшая Америка представила послевоенной Германии огромный финансовый заем, который согласно расчетам банкиров должен быть возродить чужую экономику, позволить выплатить Германии многочисленные репарации, а кроме того, еще и проценты по кредитам США.

Сложно? Еще бы. Ведь экономика и международные финансы на бумаге и в жизни, как говорят в Одессе, это "две большие разницы". Также Вильсон пошел навстречу союзникам по Первой мировой. Они просили отсрочек по кредитам, которые США предоставляли им во время войны. Не имея инструментов влияния, Вильсон был вынужден согласиться.

Обнищавшая страна оказалась на грани революции. И не было бы никакой великой Америки, которую мы знаем сегодня, если бы не два исторических фактора.

Первым из них стало появление на политической арене молодого демократа Франклина Делано Рузвельта, а вторым — специальная поправка к Конституции США, согласно которой было введено избирательное право для женщин.

Новая метла

Поразительно, но факт. Рузвельт вряд ли стал бы президентом и вряд ли продержался бы на своем посту неслыханных 3 срока (12 лет), если бы не женская часть электората.

Получение женщинами избирательных прав в 1920 году серьезно изменило акценты на политической арене США. Кандидатам на выборах пришлось пересмотреть свои избирательные программы.

В них появились пункты об обеспечении многодетных матерей, запрете детского труда, и даже введении "сухого закона". Параллельно с этим, женщины требовали более простой и логичной политики, в том числе финансовой. Ну или хотя бы ее изложения простым доступным языком.

Вильсон в этом отношении разочаровывал еще больше, чем собственно финансово-экономической политикой. Во многом "по инерции" выбранный Герберт Гувер не особенно от него отличался, ведь женщины зачастую все еще голосовали "как муж сказал".

В этом плане Рузвельт пришелся как ложка к обеду. Впрочем, его умение четко доносить до народа свои мысли было его неединственным достоинством.

Рузвельт был решительным, склонным к правлению твердой рукой человеком с сильной харизмой. Женской части электората также импонировало, что разбитый полиомиелитом политик во многом (в т.ч. чисто физически) зависел от своей жены Элеоноры, с которой он практически не расставался.

Характер Рузвельта ковался еще в юности, когда он учился в Гарвардском и Колумбийском университетах, был принят в Масонскую ложу, успев поработать в лучших юридических фирмах на Уолл-стрит.

С 1913 по 1921 год Рузвельт служил в Министерстве морского транспорта США. Там он впервые показал те грани личности, которые позже сделают его вершителем судеб мирового масштаба.

Несмотря на то, что Рузвельт был демократом и поддерживал президента Вильсона, он открыто выступал за усиление обороноспособности США и укрепление власти Президента. Он также был сторонником более активной внешней политики, считая, что нужно играть исключительно на упреждение, а не бороться с последствиями. Он также искренне верил в то, что для того, чтобы обезопасить себя от внешних угроз, Соединенным Штатам нужно предотвращать их как можно дальше от своих берегов.

Внутри Демократической партии взгляды Рузвельта казались чрезмерно республиканскими. Он проиграл выборы в Конгресс в 1914 году. В 1920 его ждало новое фиаско, когда по истечению срока Вильсона, он попытался пройти в Белый дом в качестве вице-президента при основном кандидате Джеймсе Коксе.

Впрочем, избиратели быстро насытились вялой политикой и пустословием демократов и отдали голоса республиканцам. В это же время 1921 году Рузвельт серьезно заболел полиомиелитом и больше уже не расставался с инвалидным креслом. На несколько лет он выбыл из большой политической гонки.

Однако его возвращение стало триумфальным. Помятуя о былых неудачах, он решил зайти с другой стороны. Так, в 1928 году Рузвельт баллотировался в губернаторы штата Нью-Йорк, ключевого американского бизнес центра, и не прогадал уверенно победив. Бизнесмены и производственники первыми увидели в нем будущую звезду мировой политики, а также залог роста и поддержки их бизнесов.

Разделяй и властвуй

Уоррен Гардинг, Кэлвин Кулидж и Герберт Гувер. В американской политологии уже много лет жива шутка о том, что все эти три имени оказались в списке президентов США совершенно случайно.

Шутят, что Кулидж был самым дальновидным из этой "троицы". В 1928 году он попросту отказался баллотироваться на второй срок, как будто зная о грядущей Великой депрессии. В итоге она грянула при Гувере. И о том, чтобы избрать его на второй срок на очередных выборах в 1932 году речь уже просто не шла.

Рузвельт же к этому времени, что называется "развернулся" вовсю. В штате Нью-Йорк в эпоху его губернаторства были опробованы многие приемы, которыми он воспользуется позже в самые сложные для Америки времена.

Например, в самый разгар Великой депрессии Рузвельт ввел в штате Временную администрацию, которая занималась помощью безработным и их семьям. А еще Рузвельт ввел традицию регулярного обращения к жителям штата по радио.

Знаменитые "беседы у камина" стали неотъемлемой частью образа жизни многих семей в Нью-Йорке. Целые семьи собирались на вечерние чаепития, чтобы послушать своего губернатора. Женская аудитория трепетала. Никогда еще в США институт семьи не был таким сильным и притягательным для "абитуриентов".

Ошеломительный рейтинг за счет быстро растущего уровня жизни и высокой сплоченности электората отдельно взятого штата, позволили в пух и прах разнести инертного Гувера на президентских выборах. Важнейшим элементом его избирательной программы стал Новый курс.

В рамках этой программы Рузвельт обещал сделать все то, на что так долго не решался Гувер. И даже больше.

Одно из ключевых его действий было сформулировано в Новом курсе в завуалированной форме. Рузвельт собирался превратить США из аграрной страны в индустриальную, супер современного класса.

Да, конечно, Новый курс стартовал с более простых вещей, как то перенос опыта чрезвычайной администрации для помощи безработным из штата Нью-Йорк в масштабы всей страны. А также восстановление внутренней банковской системы.

Первым шагом на пути реформ Рузвельта стал аграрный сектор. По его инициативе был принят федеральный закон о рефинансировании фермерских задолженностей, который позволил многим фермерам избежать банкротства из-за невозможности выплатить кредиты.

Но, что гораздо важнее, Рузвельт инициировал закон о восстановлении сельского хозяйства, важнейшим пунктом которого был госконтроль за объемами производства. Фактически, фермерам доплачивали за то, чтобы они не производили излишков, дабы избежать жесткой внутренней конкуренции и демпинга в возрождающемся сегменте.

По сути, в США появился госзаказ на зерно, с четко определенными объемами. В рамках этого госзаказа правительство покупало зерно у фермеров по действительно привлекательной цене. Превышать объемы никто не хотел, ибо рыночная цена была в разы ниже государственной. Кроме того, госзаказ включал в себя и формирование щедрых резервов зерна. А то зерно, которое уже более не могло храниться, выкупалось через сеть контролируемых фирм "за копейки" и отправлялось за границу в виде гуманитарных конвоев.

В итоге фермерство вновь стало престижным, а зависимость от госзаказа ограничивала рост этого сегмента в большей мере, чем это требовалось при Новом курсе.

Зато у инвесторов появился стимул искать своим деньгам новые применения. И Рузвельт щедро подбрасывал им одну идею за другой. К примеру, с его подачи начались инвестиции в строительство дорог по всей Америке. Была реформирована банковская система, что привело к росту числа небольших частных банков.

Но больше всего души Рузвельт вложил в закон о восстановлении промышленности. Здесь также действовал механизм госрегулирования и госзаказа.

В итоге, президенту-демократу удалось втиснуть США и ее экономику в такие жесткие рамки, о которых республиканцы даже не мечтали. И Америке это понравилось. В 1936 году Рузвельт вновь победил на выборах и во второй раз стал Президентом страны.

Внешняя политика

Рузвельт начал свое президентство с дипломатического признания СССР. Это был яркий и необычный политический жест, ведь имидж СССР в те годы на фоне бесчинств и радикализма большевиков напоминал таковой у сегодняшнего ИГИЛ. Здравый смысл Рузвельта помог укрепить позицию своей страны как сильного, нестандартного и дальновидного игрока на мировой арене.

Сталин в ответ назвал Рузвельта "самым решительным из капитанов капиталистического мира".

Внешняя политика Рузвельта в целом отличалась стремлением предупреждать проблемы, а не разбираться с их последствиями. В итоге этот принцип станет доминирующим во внешнеполитической доктрине США на долгие десятилетия. Также Рузвельт выступил с инициативой создания общеамериканской системы коллективной безопасности. Для этого он не только объявил политику "добрососедства" со странами Южной Америки, но и активно развивал имидж США, как ключевого игрока в регионе, действительно заботясь об интересах своих соседей.

Говоря и международных отношениях в глобальном масштабе, Рузвельт исповедовал политику нейтралитета. Он не вмешивался в войну Италии с Эфиопией и в гражданскую войну в Испании. Так в США долгое время действовало эмбарго на поставки оружия заграницу.

Многие обвиняли Рузвельта в том, что его бездействие послужило причиной для укрепления европейской "оси зла". Но на самом деле, он лишь предпочел оградить США от вмешательства в войны до той поры, пока это не стало окончательной необходимостью. Ведь экономика росла как на дрожжах и без того.

Лишь в 1939 году Рузвельт понял, что война неизбежна, и эмбарго на торговлю вооружениями было снято. Здоровая конкуренция подстегнула местный рынок вооружения "подтянуть гайки" до мировых стандартов.

На волне еще более уверенного экономического роста и благосостояния всех без исключения слоев населения Рузвельт был выбран на третий срок.

Он начал его с активной помощи изолированной немецкими флотом и авиацией Великобритании, а также осуществил колоссальный заем в $1 млрд Советскому Союзу. Это позволило участвовать США в войне "по умному", ведь в войнах всегда побеждает не тот, кто под фанфары и марши вывешивает флаги во взятой столице страны-противника, а тот кто меньше всех пострадал на пути к победе. А еще — сумел приумножить.

Четко понимая это, Рузвельт до последнего не реагировал на призывы союзников о вступлении США в евразийский вооруженный конфликт. Поэтому политика Рузвельта носила условное название "активная оборона". Америка помогала старым колониальным державам ослаблять друг друга, при этом не предавая общих интересов.

В итоге никто не смог бы упрекнуть Рузвельта в том, что он не помогал Старому Свету, в частности Англии и Франции. В то же время, ослабление всех без исключения участников войны неумолимо вело Америку к грядущему мировому господству.

"Курильский" вопрос

7 декабря 1941 года японская морская авиация нанесла мощный удар по американской военной базе Перл-Харбор на гавайском острове Оаху. Более 350 японских самолетов затопили или серьезно повредили 11 кораблей и уничтожили около 200 самолетов ВМС США. В одно мгновенье погибло более 2 тыс. американских военнослужащих.

С точки зрения японского командования атака носила превентивный характер. Японцы намеревались активно действовать в Тихоокеанском регионе, тогда как мощный американский флот мог бы помешать им в этом, если бы США вступили в войну.

Рузвельт, никогда не боявшийся признавать свои ошибки, позже констатировал, что атака на Перл-Харбор стала результатом его чрезмерного оптимизма. Он понимал, что конфронтация с Японией становится все более неизбежной по мере того, как европейские союзники Японии продвигались к победе на своих фронтах. Но президент был уверен, что дипломатические меры позволят до поры до времени сдерживать Японию.

На следующий день после Перл-Харбора Рузвельт объявил войну Японии, а еще несколько дней спустя — Германии и Италии.

Перл-Харбор стал первым выстрелом, символом того унижения которым могла бы стать война для США. Но этого так и не случилось.

О масштабных операциях США в ходе Второй мировой на разных фронтах написаны сотни книг и сняты десятки документальных и художественных фильмов. В большинстве своем они рассматривают под разными углами постепенно становление американской армии в качестве самой мощной ударно-наступательной силы в мире.

Но лишь считанные из них уделяют внимание другому аспекту, который стал ключевым для превращения США в сверхдержаву в послевоенные годы. Ведь именно в ходе Второй мировой ковались ключевые принципы американской внешней политики.

Выждать пока противники ослабят друг друга на своих территориях, вступать в конфликт только при достаточно высоких шансах на успех, загодя обеспечивать удобное для себя место и время конфликта, применять любые средства по отношению к противнику лишь бы снизить риск собственных человеческих, экономических, а заодно и имиджевых потерь.

Сегодня можно сказать смело, что ни одна держава мира не освоила искусство "умного участия" в военном конфликте в такой мере, в какой это удалось Америке.

Но есть и другой аспект от такого участия помимо сокращения собственных человеческих потерь. Это — экономический эффект.

Ведь при прочих равных, тот, кто воюет на чужой территории, всегда получает фору в скорости прироста и развития экономики, нежели тот кто несет потери у себя дома. Более 16 млн американцев были призваны или стали добровольцами во Второй мировой, но для тех, кто остался на территории США, эти годы стали периодом взрывоподобного роста.

Подобно тому, как десятилетием ранее, искусственно ограничив производство сельскохозяйственной продукции, Рузвельт стимулировал переход миллионов людей из аграрного сектора в зарождающуюся промышленность, теперь он создавал мощнейший в мире военно-промышленный комплекс.

Миллионы вчерашних фермеров оказались на заводах, собирающих танки и бомбардировщики. Военный госзаказ окончательно превратил США в промышленную державу, чему способствовала большая доля экспорта военной продукции зарубеж, пускай даже речь шла о продаже в долг, а то и вовсе в виде безвозмездной материальной помощи.

По сути, тот факт, что Рузвельт до последнего избегал прямого вмешательства в военные действия, а затем эффективно использовал военное время для промышленного рывка, и стало окончательным этапом выхода из Великой депрессии и превращения Америки из державы аграрной в промышленную.

Проблема безработицы осталась в прошлом. Еще в 1942 году трудовая занятость в США достигла 98%. При этом военное производство требовало использования новейших технологий — промышленных станков и т. д. Миллионы рабочих оставили устаревшие и не эффективные отрасли производства. Появились новые виды промышленного менеджмента, прежде невостребованные, а чаще просто неведомые.

Многие производства оптимизировались, чтобы дать возможность занимать рабочие места низкоквалифицированным кадрам (читай, женщинам и даже детям, а после войны — многочисленным эмигрантам). В последствии это даст возможность более эффективно применять человеческие ресурсы в уже мирной промышленности.

ВВП США за годы Второй мировой вырос почти вдвое — с $800 млрд до $1500 млрд. К 1945 году на Америку приходилось 55% промышленного производства в Западном полушарии.

Существенно выросла и оплата труда. Минимальный заработок среднестатистического американца перестал быть нищенским. Всего-то за несколько лет простой американский рабочий "вырос" из побирашки до активного потребителя высококачественных товаров и услуг, способного не только заплатить за еду и кров, но и позволить себе все то, о чем он мог бы только мечтать до прихода Рузвельта к власти.

Однако поскольку основные ресурсы промышленности во время войны были брошены на военные нужды, было сокращено производство гражданской продукции, за исключением самой необходимой. Рабочие стали получать больше, чем раньше, но при этом им не всегда было на что потратить свои заработки. В итоге за несколько военных лет у крупнейшего слоя населения США впервые появились накопления. Как только война закончилась, это стимулировало рост экономики и воспрепятствовало ожидаемому феномену депрессии после спада объема военных заказов. Рынок мгновенно начал переориентироваться на гражданский лад.

Кто выиграл и кто победил

В том, что США вышли единственным настоящим победителем из Второй мировой, знает сегодня любой школьник (в особенности если сделать поправку на страны с устаревшей идеологией). Но как этого удалось достичь — вопрос несколько более сложный. Этот опыт американского государственного менеджмента зачастую опускается при банальных констатациях фактов о том, что американцы, мол, воевали не на своей территории.

Да, тот факт, что Америке почти не пришлось восстанавливать себя из пепла в отличие от большинства европейских государств, а также СССР, не говоря уже о Японии, конечно, сыграл ключевую роль. Но бренд "Американец" возник не только, и не столько благодаря этому. Важную роль в этом сыграли деньги, причем как государственные, так и частные.

Ведь Америка явилась крупнейшим в мире кредитором военных действий. После войны многие страны вновь обратились к Америке за кредитами — теперь уже на восстановление.

И у Америки эти деньги, как мы понимаем, нашлись. Что важно, печатный станок для этих целей почти не применялся. В ход пошли накопления населения, ведь активно возрождающиеся американские банки брали деньги на депозиты под добрые проценты, перепродавая их зарубежным заемщикам под еще более выгодные ставки. Деньги делали деньги, стоимость американской валюты повсеместно росла, давая возможность самим американцам наслаждаться наилучшими плодами производства со всего света на наиболее выгодных для них условиях.

В частности, начался автомобильный бум: рост производства автомобилей вырос по сравнению с довоенными показателями на 100-150% — машины стали доступны каждому. Как следствие, американцы стали массово переезжать в пригороды, строить, пусть еще одноэтажные, но свои частные дома.

У них появились деньги на путешествия, что стало причиной всемирной любви к Америке и американцам. Ведь последние стали желанными гостями во всех частях земного шара. Именно так родились могучие бренды "Американец" и "100 долларов", имеющие так мало общего с привычными сегодня PR-брендами однодневками.

Так в чем секрет?

Бомбардировка Хиросимы и Нагасаки, а также План Маршала, заложившие основы Холодной войны — вот два шага, предпринятых уже после Рузвельта, которые способствовали закреплению статуса США, как самого мощного и дальновидного государства на планете.

Гарри Трумэн, избранный президентом после скоропостижной кончины Рузвельта, принял решение использовать наработки созданного предшественником Манхэттенского проекта для того, чтобы сберечь сотни тысяч жизней американских солдат и сотни миллионов долларов, которые были бы потрачены на оккупацию и окончательную победу над Японией.

Он же дал начало Холодной войне, которая на долгие десятилетия определила расклад мировой политики и обеспечила работой американский военный комплекс.

При этом в лучших традициях, заложенных Рузвельтом, Трумэн видел роль США именно как роль "умного участника" войны. Европа была разделена, плацдарм для новой войны был заготовлен так, чтобы в случае обострения конфронтации с ошеломительными темпами растущим СССР, воевать с ним можно было бы вновь вдали от дома.

Внимательно присмотревшись мы видим, что Америка обязана своим могуществом не только географической удаленности от мировых очагов конфликтов, но и очень простому набору ключевых постулатов менеджмента, которые могут пригодится кому угодно, начиная от владельца небольшой компании и заканчивая властями отдельно взятых стран.

Нужно лишь умело использовать кризисы как время для перегруппировки сил, стараться не втягиваться в конфликты до тех пор, пока это возможно, и участвовать в войне исключительно вдалеке от своих границ.


Источник: delo.ua Версия для печати




Комментарии
 
Ваш комментарий
 Имя   Город
  до 500 символов
 

 
Еще новости

  • Жизнь после СССР. Трансформационный опыт Словакии
  • Трамп на 80% более успешен, чем о нем пишут - экс-глава Конгресса США Ньют Гингрич
  • 7 прогнозов будущего от Билла Гейтса
  • Второй Уотергейт: Почему Трамп уволил главу ФБР Коми
  • От Египта до Стамбула: как Тереза Мэй деньги на Брексит искала
  • Второй тур выборов во Франции: пойдет ли Марин Ле Пен по стопам своего отца
  • За месяц до встречи ОПЕК. Взлетит ли нефть опять до $100
  • "Султанат" Реджепа Эрдогана: как изменится Турция после референдума
  • Жизнь после СССР. Опыт Болгарии
  • Беспилотные такси и официанты-роботы: Кристин Лагард рассказала о будущих вызовах на рынке труда